Александр Любимов


Читал я об этом лет 10 назад. Одна польская фирма получила, как они считали, очень выгодный заказ от канадской фирмы. Сделали. А получили почти на треть меньше, чем ожидали. Обманули их? Ну как сказать. В договоре было написано, что оплата в долларах. Поляки-то думали, что в американских. Канадцы же расплатились родными канадскими, которые тогда были на треть дешевле. А всего-то стоило полякам уточнить, и не разорились бы.

Итак, мета-модель. Или рассказ про то, как уточнять информацию.

Мета-модель разработали основатели НЛП Джон Гриндер и Ричард Бендлер. В оригинале она представлена в виде паттернов, но здесь я хочу дать вам более удобный для запоминания вариант. Исходный же можно посмотреть в «Энциклопедии НЛП».

Для чего используется мета-модель

О, мета-модель крайне полезный инструмент – она позволяет лучше понять человека, разобраться, что же он имеет в виду. Например, мета-модель позволяет выяснить:

- исполнителю у заказчика, чего именно он хочет;

- коучера у клиента, в чём именно его проблема;

- подчинённому у начальника, что именно ему нужно сделать и в какой срок;

- продавцу у покупателя, что именно ему, наконец, нужно;

- мужу у жены, когда точно приедет тёща;

- хозяину у строителей, поняли ли они, в какой именно цвет нужно покрасить эту стену;

- жене у мужа, точно ли он понял, какой ноутбук ей подарить на день рождения;

- мужу у жены, какой именно свитер она хочет ему связать;

- родителям, чего именно хочет ребёнок на день рождения;

и так далее в том же духе.

Мета-модель - способ уточнять информацию.

Но мета модель можно вполне эффективно использовать и для подстройки – если вы задаёте уточняющие вопросы с интересом и доброжелательностью, люди это воспринимают как внимание к теме. Что усиливает раппорт со всеми вытекающими.

Так что это и ответ на вопрос: «О чём говорить, если говорить не о чем?». Задавайте мета-модельные вопросы с вниманием и интересом, и все будут довольны:
- А она что в ответ сказала?
- А это кто?
- Так кто там с кем чего сделал?

Уровни неконкретности речи

Маленький эксперимент. Представьте себе кошку. Представили? Она у вас белая? Чёрная? Серая? Рыжая? Трёхцветка? Пушистая? Это кошка или кот? Я говорю неопределённую фразу, но люди обычно представляют что-то вполне определённое. Слова преобразуются в сенсорное представление. Сказал «берёза» - представили, сказал «звук скрипки» - тоже представили, «вкус лимона», «тепло солнца», ну и так деле. Но кто какую именно берёзу представил, они же разные?  И не только по породам – за полярным кругом берёза больше на кустарник похожа, а в Подмосковье вымахивает до седьмого этажа. Так что вроде бы слова одни и те же, но у каждого наполнение этих слов разное.

Люди наполняют ваши слова своим содержанием

Сравните несколько описаний одного и того же кота:

- Пушистый рыжий кот с зелёными глазами.

- Рыжий кот.

- Животное.

- Существо.

- Это.

Каждый следующий «уровень» более неконкретен, чем предыдущий. А при помощи местоимения «это», можно описать почти что угодно. Теоретически можно что-то вытащить из сопоставления слов и контекста – только вместе они дают смысл, то есть внутреннее значение. «Встречаемся где обычно» для разных людей обозначает совершенно разные вещи: одни регулярно встречаются в определённом кафе, другие у кинотеатра, третьи в курилке на фирме. Проблема возникает, когда один приходит в кафе, а другой – к кинотеатру, но это то как раз и обозначает, что контексты не совпали.

Конкретность значимого слова

Но не всегда что-то можно из контекста вытащить. То есть контекст есть всегда, просто у каждого человека он в голове свой. Вроде кошки. У каждого в голове свои диван, обычное место встречи, хорошая работа и любовь. А у другого человека - свои.

Каждое слово описывает категорию – вещей, действий, понятий. Слово «лампа» обозначает «устройство, предназначенное для излучения света», а «гулять» - «спокойно для отдыха или удовольствия ходить на открытом воздухе, совершать прогулку». Эта категория может быть больше (шире, объёмнее), в неё может входить больше элементов. А слово, описывающее эту категорию, будет более неконкретным. Слово «шкаф» более конкретно, чем «мебель», а «мебель» более конкретно, чем «вещь». Слово «младенец» описывает категорию, к которой относятся человеческие детишки в возрасте от момента рождения этак лет до двух. Категория «дети» уже шире - это по возрасту от нуля и лет до 12-14. А к «людям» относятся все человеки любого возраста. Слово «это», как я писал выше, обозначает практически любое живое существо – инопланетянина, кота, птицу, а так же и вообще почти что угодно: бег, дохлого голубя или империализм.

Мета-модель: уровни неконкретности слов

С глаголами тоже самое: сказал более конкретно, чем сообщил, потому как сообщить можно кучей разных способов – написать смс или письмо, позвонить по телефону, попросить пересказать, оставить записку и т.д.

Более «широкие» категории могут включать в себя более «узкие» - категория «транспорт» включает в себя «трамваи». Могут категории и как-то более хитро пересекаться, но нам сейчас это не очень интересно, так что  углубляться в это не будем, главное чтобы вы поняли, что слова, обозначающие более «общие» категории более неконкретны – ну просто потому, что в этой категории объектов больше и пойди найди тебе нужный.

Категорию мы обозначили, но для того, чтобы по описанию найти конкретный предмет, надо как-то это всё уточнить. Предположим, вам предлагают встретиться «у известного бронзового памятника Петру Первому на Сенатской Площади в Санкт-Петербурге, у Медного всадника короче» или у «известного памятника Петру Первому в Санкт-Петербурге». Предположим что Санкт-Петербург наш, российский, а не флоридский. Но, в любом случае грамотный человек во втором варианте спросил бы: «А у какого именно памятника Петру?». Известных (кому именно?) памятников в северной столице несколько, мне например, кроме Медного Всадника тут же приходит в голову шемякинский Пётр Первый в Петропавловской крепости. Тоже бронзовый, кстати.

В фразе «белая машина, седан» - значимое слово (основная категория) «машина», в фразе «молодой человек в чёрных очках и синем костюме» - значимая слово «человек». И это самое значимое слово можно довольно долго уточнять: «машина белая, марки Ауди, седан, стоящая напротив нашего подъезда». Вот всё, что после слова «машина» и есть уточнение. И

уровень конкретности фразы определяется как уровнем конкретности значимого слова, так и уровнем конкретности уточнения.

При этом можно считать, что максимально неконкретное сообщение – это то, которое описывает почти что угодно. «Нечто», «это». Но если есть максимально неконкретная фраза, то должна быть и максимально конкретная. Хотя бы в  некоторых случаях. Наверно, если по описанию мы можем однозначно понять о чём речь, то фраза как раз и будет «максимально конкретной». Например, если машина, которая «Ауди и белого цвета, перед моим подъездом» одна – то это как раз полностью конкретное описание. А вот если перед подъездом стоит несколько белых Ауди, то какой именно идет речь непонятно, и описание недостаточно конкретное.

Соответственно, для конкретизации высказывания желательно перейти к как можно более конкретному слову, обозначающему категорию «внутри» большей категории. От вещей к мебели, от мебели к шкафам. И максимально подробно уточнять до тех пор, пока не будет понятно, о чём именно речь:

- Я видел такую вещь?

- А что ты именно видел?

- Новое Ауди, перед нашим домом стоит.

- А какую конкретно, там вроде несколько стоит?

- Белая такая, «А шесть», седан. Прямо перед подъездом.

Мета-модель: уровни неконкретности уточнений слов

Кванторы

Мой преподаватель высшей математики (а первое высшее я получил в МИФИ) научил нас пользоваться для записи лекций двумя значёчками – «перевёрнутое А» , что означало «для любого», и «перевёрнутое Е», что означало «существует». Они были очень удобны для записи всяческих математических теорем и аксиом.

Мета-модель: кванторы

Называются эти значёчки «кванторы». «Перевёрнутое А» означает «для любого» или «для всех» и называется «квантором всеобщности». А обозначает он, что правило верно для всего множества, в нём нет исключений: «все мужчины», «всегда приходит вовремя», «никто из сотрудников». То есть не только в математике и логике эти кванторы встречаются – а и в повседневной речи, при чём регулярно. Вот это отсутствие исключений передаётся при помощи слов: всегда, вечно, везде, все, всё, для всех, только, совершенно, никто, никогда, нигде, ничего, ни для какой.

- Мне всё нравится.

- Ты всегда говоришь приятные вещи.

- Только наша фирма.

- Везде хорошая погода.

Кстати, если передаётся полное отсутствие чего-то – никогда, нигде, никто, - то «перевёрнутую А» надо зачёркивать. Всё продумали математики.

Ну и зачем нам знать о кванторах всеобщности, если они как раз всё максимально конкретизируют? А это в математике всё однозначно, а в реальной жизни так бывает редко. Есть у людей склонность сверхобобщать.

- Все пытаются обмануть, - говорит пенсионер, не думая о том, что он и про себя сказал.

- Вся Россия обнищала, - сообщает депутат, по внешнему виду не сильно нищий.

- Меня никогда не снимали на видео, - прямо в камеру сообщает миленькая девушка.

Так что если в речи есть квантор всеобщности, стоит проверить справедливость обобщения: «Что, правда все? И никаких исключений? А может хоть кто-то делал по-другому?»

- Все мужчины обманщики!

- И что, нет ни одного, который бы хотя бы изредка говорил правду?

- Меня никто не любит.

- А как же твоя собака?

- Между нами всё кончено!

- Так мы же вроде разговариваем.

Но обобщение может и вполне справедливым.

- У меня на счету вообще нет денег.

- Что, совсем нет?

- Ноль рублей ноль копеек на счету.

А вот кванторы существования – которые обозначаются «перевёрнутой Е»  - означает «бывает», «случается», «существует». То есть среди большой кучи хоть одна штука да найдётся. «Для цыганки со старой колодой, хоть один да найдётся клиент», - как пелось в одном водевиле. А в речи этот самый квантор существования обозначается словами: изредка, бывает, случается, существует, кое-где, кое-кто, возможно, какой-то, где-то.

В советские времена был такой сериал про будни доблестной милиции: «Следствие ведут знатоки». И в этом сериале звучала песня «Незримый бой»: «Если кто-то кое-где у нас порой, честно жить не хочет…» Так как в СССР преступность была почти побеждена, в отличие от загнивающего запада, то это должно было отразиться и в песне. Чтобы никто не подумал, что у нас преступности много – а так, кое-где кто-то порой. 

Вот кванторы существования крайне хороши для того, чтобы сделать высказывание максимально неконкретным. Чтобы подстроиться или чтобы никого не задеть. Поэтому очень любят эти кванторы в больших количествах употреблять политики, дипломаты и менеджеры по рекламе.

- Ещё встречаются некоторые недочёты.

- Изредка попадаются нечестные люди.

- Конечно, иногда бывает брак.

- Есть женщины в русских селеньях.

Естественно, кванторы существования стоит уточнить: сколько, когда и кто именно?

- Есть ещё люди, которые против наших начинаний.

- Назовите фамилии.

- Было несколько звонков.

- Сколько именно?

- Какие-то люди вас спрашивали.

- Какие люди, сколько их было, о чём спрашивали?

Но самый неопределённый случай – это когда квантор должен быть, а его нет. А должен быть квантор, когда мы говорим о множестве: люди, мужчины, дети, собаки, машины. Так же кванторы весьма желательны при описании неопределённого действия: «я бегаю», «я хожу», «они думают».

Когда квантора нет, люди подставляют его случайно, и что именно они подставят не понятно. Хотя чащё всего подставляют кванторы всеобщности.

- Женщины заботятся о внешности.

- Что, ну прямо так и все?!

Так что в собственной речи, если вы хотите, чтобы вас правильно поняли, в этих случаях кванторы ставить стоит. А если у других услышали отсутствие – уточнить.

- Некоторые сегодня не придут.

- Кто именно?

- Я бегаю.

- Насколько часто?

- Я опаздываю.

- Сейчас или каждый день?

Уточнение сообщения

Ну а теперь мы подходим к самому процессу уточнения. Готовы? Итак, по шагам:

Восстановите опущения.
Превратите номинализации в глаголы.
Проверьте правильность обобщений.
Конкретизируйте информацию:
·референтные индексы;
·кванторы существования;
·обстоятельства.

Восстановление опущений

Когда мы в школе изучали русский язык, нас мучили всякими частями предложения – подлежащее, сказуемое, дополнение. Подлежащее описывает «кто делал», сказуемое «что делал», а дополнение – обстоятельство действия. То есть подлежащее описывает субъекта действия, а сказуемое (которое по умному называется предикатом) само действие.

Вы уже поняли, что  сказуемое и предикат – это синонимы.

«Олег вышел из дома»: «Олег» - субъект, «вышел» – предикат, «из дома» - обстоятельство.

«Я выспался»: «я» - субъект, «выспался» - предикат.

Как минимум, в сообщении должно быть определено «кто делает» – субъект, и «что он делает» – предикат. Во многих случаях полезно узнать, с чем или кем что-то делал субъект – объект действия. Ну, если предикат это предполагает. Например, бьёт кто-то кого-то, а высыпается человек сам.

Мета-модель: минимальное сообщение

Глаголы бывают переходные и непереходные. Переходные, вроде «ломаю», требуют объекта - что именно «я ломаю». А непереходным объект не требуется: «Я бегу». Да, ещё бывают безличные глаголы: «смеркалось». Им не нужен субъект.
То, что предикат - главная часть предложения, вы уже поняли.

И если обобщить сказанное выше, то первый и самый важный вопрос:

- Кто чего с кем/чем сделал?
Если глагол переходной.

- Окно разбили.

- Кто разбил окно?

- Убежал!

- Кто от кого или чего убежал?

- Я говорил.

- С кем ты говорил?

Ну, идею вы уже поняли.

Да, ещё нужно помнить о местоимениях, они ведь предполагают, что перед эти была объяснено, о чём именно речь: «Иванов подошёл к окну. Он достал сигарету и закурил.» Здесь сначала говорится о некоем не заботящемся о своём здоровье Иванове, и потом, чтобы не повторяться, просто употребляется местоимение «он». Но люди же могут забыть, что вы не в курсе о чём речь, и выпалить сразу: «Он опять курит!» Человек не разбирающийся в мета модели, может подумать об Иванове, но разбирающийся сначала уточнит и задаст вопрос: «Ты это о ком? Кто курит?»

Номинализации в глаголы

Но на пути выяснения истины, то есть конкретизации, может появиться препятствие. В предложение может закрасться номинализация. Номинализации – это «овеществлённые процессы»: любовь, дружба, счастье, восторг, здоровье. То есть процесс, описываемый глаголом «дружить», превращается в существительное «дружба». Когда мы описываем процесс как вещь, мы диссоциируемся от него - и если в процессе «дружить» мы можем участвовать, то «дружба» - это что-то внешнее, неконтролируемое. Так что по возможности рекомендуется номинализации превратить обратно в глаголы. И вопрос о том «кто чего делал» задавать уже к этому глаголу.

- Любовь.

- Кто кого любит?

- У меня был разговор.

- С кем ты разговаривал?

- Болезнь.

- Кто чем болеет?

Правда с номинализациями есть одна заковыка – многие слова пришли к нам из иностранных языков в уже готовом номинализированном виде, а для других потерялись исходные глаголы: здоровье, взгляд, страх,  братство, закон, проблема, секс. Например, для страха исходный глагол страшиться, но его уже почти никто не употребляет. Так что ищем глаголы, близкие по смыслу.

- Страх.

- Кто чего боится?

- У него такой взгляд.

- И как именно он смотрит?

- У меня проблема.

- Что именно вам мешает?

Как вы поняли, в  НЛП номинализации не очень любят. Но, как ни странно, представление в виде номинализации тоже может быть весьма полезным – мы можем обращаться с «этой штукой», как с предметом. Например, уменьшить или увеличить, разбить, выкинуть, свернуть, отодвинуть. Ещё один плюс номинализаций, это как раз диссоциация, которая сильное уменьшает переживания. Превращение «бояться» в «страх», может помочь уменьшить это чувство. А если превратить «рука болит» в «боль в руке», то можно боль из руки куда-нибудь перенести – в стол, или в помойку выкинуть. Помогает.

Проверка правильности обобщений

Как-то после занятия по мета-модели я шёл с одним из студентов к метро. Всю дорогу он был весьма задумчив – переваривал знания. И вот, когда мы уже входили внутрь, переваривание завершилось и он выдал: «Как все мы всегда обобщаем!»

- Ну да, - сказал я, - как ты сейчас.

Как я уже писал – люди любят сверхобобщать. Так и лезут у них в речь кванторы всеобщности. Так и норовят речь засорить.

Но бывают в жизни действительно ситуации без исключений. Может человек патологически не способен приходить вовремя – может у него фобия такая. Или действительно никогда не занимался сексом с женщиной. Говорит человек, что «его никто не любит» – а может это правда? Может он себя ведёт так, что его действительно не любит никто.

В тему анекдот от замечательного тренера НЛП Татьяны Мужицкой: «У меня совсем нет друзей. Может ты мне поможешь, гадкий мерзкий старикашка?»

Так что надо проверять, действительно ли «всё всегда постоянно и везде».

- Я никогда не испытывал счастья.

- Ты не был счастлив ни единой секунды?

- На этой работе мне постоянно задерживают зарплату.

- Регулярно, каждый месяц? И ни разу не выплачивали вовремя?

- В мой последний день рождения меня никто не поздравил.

- Ни один человек?

Довольно часто кванторы всеобщности присутствуют в суждении. А что делать с суждением описано в соответствующей главе.

Но иногда сразу заметно, что человек «перебарщивает». В таком случае можно указать на ошибочность мнения.

- Все меня бросили.

- И что, совсем никого не осталось? И разговариваешь сейчас ты с воображаемым другом?

- Вечно ты опаздываешь!

- Разве я не ни разу не приходил вовремя?

- Ты никогда не делаешь мне комплиментов.

- Пять минут назад я тебе сказал, что ты симпатичная, милая и добрая.

Конкретизация

Ну и самый последний пункт – конкретизация. Уточняем, уточняем, уточняем. Тут первый и главный вопрос:

- Кто/что/как именно?

- Я узнал об этом случае?

- Как именно ты узнал? И что именно случилось?

- Мужчина поблагодарил меня.

- Какой мужчина? Что именно он сказал?

- Несколько человек обиделись.

- Сколько именно? И что это за люди? Как ты узнал, что они обиделись?

Но это всё касается больше конкретизации элементов высказывания – субъекта, предиката. А вот как разобраться с обстоятельствами – что там должно быть? Вообще, как составить полную картину? Для этого ещё одна интересная лингвистическая моделька.

Валентности глагола

В линвистике есть такое понятие – валентности. Перекочевало оно из химии, где оно обозначает количество химических связей, которые может образовывать химический элемент. Например, у углерода, который обозначается буковкой C, валентность обычно 4, у кислорода (O) – 2, у водорода (H) - 1. Поэтому углекислый газ получается СO2 – на каждые две валентности углерода по две валентности кислорода, а вода H2O. Вспоминайте – проходили всё это на химии. Вот лингвисты в школе хорошо химию учили. И назвали количество связей, которые образует слово, валентностями – буквально, какие вопросы можно к слову задать. Правда у них получается, что главная часть предложения предикат, так что - какие вопросы можно задать предикату. Сколько вопросов можно задать – такая валентность.

У лингвистов есть слова с нулевой валентностью: «смеркалось, светало» - но мы то НЛПеры знаем, что к любому глаголу, как минимум. можно задать вопросы: «когда это было?» и «где именно?». И коронный «как конкретно?», но это уже не валентность, а откровенное уточнение.

Например, к глаголу купить можно задать вопросы: кто купил, у кого, что купил, за сколько, когда и где? К глаголу спать: кто спал, где, как долго, когда? К глаголу бить: кто, кого, когда, где, чем, за что? И так далее.

 Да, ещё нужно использовать прямой смысл глагола. Например «спать» имеет ещё значение «заниматься сексом», и вопросы тогда будут другие: кто? с кем? когда? где? как долго? И самый важный: «А ему (ей) понравилось?»

Мета-модель: валентности глагола

Собственно, на основе валентностей глагола и определяются обстоятельства действия. А вот нужно ли выяснять все обстоятельства – очень сильно зависит от ситуации. Иногда стоит по всем валентностям пройтись и конкретизировать каждый ответ, а иногда и выяснения субъект – предикат – объект вполне хватает для лучшего понимания. Так что ещё раз поговорим про уровни конкретизации.

Уровень конкретизации

Когда нам нужна информация для выбора реального «объекта», то там есть критерий её полноты – можно однозначно этот объект распознать. А если нам просто нужно понять, как что выглядит? У меня на столе стоит принтер. Я могу его описывать очень долго:

- Принтер Хюлетт-Паккард, HP Officjet Pro 8000, струйный. Он такой чёрно-серый - бока и низ серые, верх и перед из чёрного глянцевого пластика. У него четыре кнопочки, одна для включения, другая для теста сетевого соединения, третья для остановки печати, четвёртая – запуск печати, после того, как бумага кончилась. Все кнопочки кроме кнопки включения (она круглая) прямоугольные, со скруглёнными краями, чёрные, и на каждой есть соответствующий значок.

Вы ещё не устали? А я ещё даже половину информации про кнопочки не написал – какие они на ощупь, какие на них значки, насколько легко нажимаются, каким цветом светятся если что. А кроме этих кнопочек на этом принтере ещё куча прибамбасов есть – их тоже можно очень подробно описать. А ведь у него и внутри куча деталек есть. Когда остановиться? А зависит от цели. Если это технической задание по изготовлению принтера, то описание может быть очень-очень подробным. А если вам просто нужно понять, чем занят стол, фразы «а это струйный принтер», может вполне хватить. Это я к тому, что

не существует «максимального» уровня конкретности – конкретизировать можно практически бесконечно.

Это просто свойство языка. Если сенсорно мы можем посмотреть на этот принтер со всех сторон, потрогать и понажимать на кнопочки, послушать как он жужжит и скрипит, то для описания всего одной картинки может потребоваться очень-очень много слов. Вот нужно определиться, какое количество вербальной информации вам нужно – словами всё равно всё однозначно не передать. Будет только более или менее конкретное описание.

Так что

уровень конкретизации зависит от ваших целей.

На тренингах, когда как раз изучаем мета-модель, я часто даю простенькое упражнение. Один загадывает ситуацию, а второй должен за минимальное число вопросов выяснить, что это за ситуация. При чём загадывающий описывает всё очень кратко и размыто, и отвечает только на те вопросы, которые ему заданы.

- Обида.

- Кто на что обижен?

- Я на людей.

- А что именно сделали люди?

- Обидели.

- Как они тебя обидели?

- Соврали.

- Кто о чём соврал?

- Мой коллега соврал начальнику.

- Что именно он сказал?

- Он сказал, что я опоздал сегодня, хотя я пришёл вовремя.

- То есть ты обижен на своего коллегу, за то, что он сказал начальнику, что ты опоздал?

- Да. И на начальника тоже, потому что наорал не разобравшись.

В этом упражнении подходящий уровень конкретизации – когда у вас получается более-менее чёткое представление о ситуации.

Но я даю и другое упражнение. Представьте, что у вас есть друг, который недавно был в интересном путешествии. Он рассказывает об этом очень эмоционально, теряя кучу информации. Вам нужно просто быть в курсе, о чём речь – по-видимому, это тот контекст, где не требуется уж очень высокий уровень конкретизации.

Попутно в этом упражнении отрабатывается поддержание невербального раппорта – вопросы стоит задавать с интересом и вниманием, а не как на допросе у следователя.

- Я тут недавно ездил. Было круто!

- А куда ты ездил?

- Мы тут как заорём.

- А «мы» - это кто?

- Не получилось.

- А что именно не получилось то?

Ну и третья ситуации – переговоры, подписание договоров и прочие официальные процедуры. Вот здесь весьма важно выяснить конкретные сроки, даты поставки, суммы, комплектацию, условия гарантии и прочее. Я даже прописывать не буду – это может оказаться очень нудно и длинно.

Но зато позволит не попасть в ситуацию, как с той польской фирмой, о которой я писал вначале.

Это всё я к чему –

определяйте нужный вам уровень конкретизации.

По-хорошему, этот пункт нужно вынести самым-самым первым. Сначала определитесь, что именно вас интересует и только потом начинайте задавать вопросы.

Суждение

Одно дело, когда речь идёт о конкретных событиях или вещах. Но мы же ещё и мнение имеем, судим о чём-то. Обобщаем.

- Мужчина должен заботиться о семье.

- Алкоголь вредит здоровью.

- В Европе образование лучше.

- Все люди врут.

- Для успеха нужно много работать.

- Если у тебя есть семья и друзья – ты счастлив.

Вряд ли можно говорить о точности или неточности суждений – они весьма субъективны, потому и называются суждениями. Но можно оценить

справедливость суждения.

Насколько это возможно. По крайней мере выяснить, на основе чего оно сделано, кем. Так что стоит прояснить:

Мета-модель: суждение

Факты
Автор
Источник
Контекст
Отношение

Ну, во-первых, если есть суждение – у него есть автор. Кто-то же это придумал. Это может быть и сам говорящий, а может он это где-то узнал. Если узнал – есть источник. «Сказал это Людовик Четырнадцатый, а прочитал я в газете «Комсомольская Правда». Выводы и мнения ниоткуда не рождаются, они основываются на каких-то событиях, фактах: «Утром проспал, опоздал на электричку, да ещё и забыл дома доклад, который брался дописывать. Вывод: «Сегодня плохой день».

Но для суждения ещё и существует контекст, в котором оно справедливо. Соответственно, есть контекст, в котором оно не справедливо. Например: «Алкоголь вредит здоровью». Справедливо ли это суждение? Да, конечно. Если пить много, всякую бурду и регулярно, здоровью будет нанесён ощутимый вред. А вот если бокальчик пристойного красного вина несколько раз в неделю – то как раз для здоровья хорошо. Даже лучше, чем вообще не пить. (По крайней мере так утверждает Профессор Медицинской школы Гарварда Дэвид Синклер с соавторами в статье «Evidence for a Common Mechanism of SIRT1 Regulation by Allosteric Activators», опубликована в журнале Science.)  То есть больше бокала в день – хуже для здоровья, - но и меньше тоже.

Как я уже писал выше, кванторы часто присутствуют в суждениях. И они как раз описывают контекст. Кванторы всеобщности всё доводят до абсолюта: «все мужчины», «никогда не было справедливой власти», «всегда должен оправдываться». Кванторы существования всё это смягчают и делают контекст несколько неопределённым: «некоторые мужчины», «редко власть бывает справедливой», «часто должен оправдываться», - но это как раз повод контекст определить поточнее.

Так что подошли мы ещё к одной характеристике – отношению. Высказать то суждение я могу, но как я к нему отношусь: верю, сомневаюсь, восхищаюсь, твёрдо уверен. Вот недавно физики в Европе открыли, что нейтрино движется чуть быстрее скорости света. Перепроверили. Ещё раз перепроверили. И написали, что выводы вот такие, но они сомневаются, что так всё и есть – скорее всего где-то ошибка.

Так что получаем, что для конкретизации стоит выяснит факты, на основе которых был сделан вывод, автора суждения и источник, контекст «истинности» и отношение к нему говорящего. Помилуйте, но разве это кто-нибудь делает? А так научные статьи пишутся. У статьи есть автор, она где-то напечатана, в статье обычно описаны полученные факты (к примеру, эксперимент), и то, как они обрабатывались, описывается область применения: «это справедливо для мужчин старше 30 лет, физически здоровых и с достатком выше среднего». И, естественно, отношение к суждению, вроде как у вышеописанных физиков.

Модальность

Последний вопрос об отношении откровенный субъективизм. Мало ли что как к чему человек относится. Но люди существа крайне интересные – отношение, во многих случаях, может быть важнее ситуации или информации, к которой это отношение («Форма важнее содержания»). Так что суждение, в общем смысле, – высказывание об отношении – может касаться не только обобщений, но и любых событий. И суждения условно можно разделить на две группы:

обобщения
оценка
При этом понятно, что часто оценка относится к обобщению, или оценка является обобщением. Вроде: «Мне все рады».

Что делать с обобщениями, я уже писал выше. А что делать с оценкой? Как о ней вообще узнать?

В речи отношение проявляется в виде модальностей – способе сообщения об отношении. Понятно, что здесь могут быть и невербальные разные штучки – выражение лица, интонации голоса, наклон головы, - но в языке проявляется в виде оценочных слов.

В НЛП и психологии под модальностью обычно понимают канал получения информации: визуальный, аудиальный или кинестетический. Но, на самом деле, это понятие несколько шире.

Модальность описывает отношение к информации. И всё это отношение можно разделить на три достаточно большие группы:

  • о способе получения информации: рассказали, видел, почувствовал, вспомнил;
  • об оценке информации: важно, не нужно, раздражает, восхищён;
  • о рамках или границах: разрешено, законно, существует, можно, нельзя, должен, способен.

Как вы видите, модальность может передаваться самыми разными частями речи – и разными формами глагола, в том числе причастиями и деепричастиями, и наречиями, и прилагательными (это для тех, кто хорошо учил в школе русский язык).

Сюда, правда, хитро втесался канал получения информации – это просто придётся запомнить. Потому как канал получения информации не сообщает о содержании, а только о способе её получения.

- Я раздражён.

- Это не законно.

- Я не знал.

Ну хорошо, в предложении есть модальное слово – глагол или какое другое деепричастие - и что? Во-первых, модальность всегда относится к информации – вот эту информацию и стоит выяснить, а потом конкретизировать, как описано в предыдущих главах.

- Я раздражён.

- Что именно тебя раздражает?

- Это не законно.

- Что именно не законно?

- Я не знал.

- Чего ты не знал?

Если это способ получения информации – сначала лучше конкретизировать. «Прочитал» конкретнее, чем «узнал»; «увидел» конкретнее, чем «понял». Чем сенсорнее, тем лучше.

А с самой модальностью поступить, как с предикатом – определить валентности и поехали.

Долженкто, кому, за что, что именно, что будет, если не сделаешь?

Важнодля кого, что именно, чем?

Прочиталкто, где, о чём, когда?

Лучшечто, по сравнению с чем, чем, по каким критериям?

Вопрос об информации, к которой модальность относится, как раз среди валентностей – значит, мы на верном пути.

Тут многое просто вытекает из повседневной жизни. Если ограничение, запрет, – не могу, не способен, должен, обязан, не законно, - то хорошо бы выяснить, кто этот запрет установил, на основании каких правил и что будет, если запрет нарушить. Очень часто люди как-то забывают, что запрет штука относительная, и воспринимают его как «данность».

- Я должен много зарабатывать.

- Кому должен? Кто так сказал? И что будет, если ты будешь зарабатывать чуть меньше?

Только будьте милы и доброжелательны. А то дикий крик «кому должен?» может сильно разозлить того, кому этот вопрос задаётся. Тем более, что во многих случаях, то же долженствование просто описывает однозначный порядок действий: «Для просмотра телепрограмм вы сначала должны настроить телевизор». И тут вы с криком: «Кому должен? Я никому ничего не должен!». И сидишь с ненастроенным телевизором.

Если есть сравнение: лучше, хуже, правильнее, - тут же хочется спросить: «По сравнению с чем? На сколько именно? По каким параметрам?». А то вот этот телефон тоньше, функциональнее, но дороже и тяжелее. А этот чуть толще, попроще, но зато легче и дешевле.

Естественно, так как модальность говорит о суждении, то весьма могут быть полезны вопросы о фактах, авторе, источнике и т.д.

- Меня никто не любит.

- Ты это сам решил или кто-то тебе сказал?

- Это я сам понял?

- Что такое произошло, что ты сделал такой вывод?

- С утра на меня накричала жена, сын нагрубил. Вдобавок кот нассал в тапки.

Если кратко

Попробую повторить беспримерный подвиг Роберта Дилтса и описать мета-модель кратко. Не в виде таблицы, а как процесс конкретизации информации.

И для начала определитесь – какой уровень конкретизации вам нужен.

Дальнейшие действия будут зависеть от того, что именно вы конкретизируете – сообщение о событии или суждение.

Мета-модель: схема

Для сообщения

Восстановите опущения: по схеме «Субъект – Предикат – Объект».

Превратите номинализации в глаголы.

Проверьте правильность обобщений.

Конкретизируйте информацию:

  • референтные индексы;
  • кванторы существования;
  • обстоятельства – по валентностям предиката.

Для суждения

Проверьте правильность суждения, выяснив:

  • факты, на основе которых суждение вынесено;
  • автора суждения;
  • источник информации;
  • контекст применения;
  • отношение говорящего к этому суждению.

Если в суждении есть модальности, конкретизируйте:

  • информацию, к которой суждение относится (как сообщение);
  • справедливость оценки (по валентностям и по схеме выше).
Но для большинства случаев хватает совершенно простых вопросов:
- Кто с кем/чем чего сделал?
- Кто/что/как именно?
А всё остальное просто позволяет понять, в какой момент и по какому поводу эти вопросы стоит задавать.

Вместо заключения

Лично для меня мета-модель не столько инструмент сбора информации, сколько навык дисциплины ума – она помогает разделить информацию, которую я выяснил у человека от того, что я просто предположил. Проверить чужие и свои суждения на правильность. Понять, откуда я сделал какой вывод. Уточнил ли я информацию, прежде чем начать действовать.

Это действительно очень сильная, и при этом достаточно простая модель. Которой стоит пользоваться.

По теме

Модель НЛП:: Метамодель

Статья:: Метамодель: Уровни неконкретности

Вебинар:: Метамодель: новый взгляд

Статья:: Метамодель: новая редакция

Презентация:: Метамодель

Статья:: Метамодель и раскрутки в виде кругов Эйлера

Статья:: Лучший способ описания мета-модели

Схема:: Метамодель через уровни неконкретности

Тренинг:: Мастерство Коммуникации

  

Поделиться ссылкой: